Куда уходят гранты, или Почему в Кыргызстане нет системы мониторинга финансовой помощи

Куда уходят гранты, или Почему в Кыргызстане нет системы мониторинга финансовой помощи

За 30 лет суверенитета Кыргызстан не сумел построить эффективную систему финансовой независимости и достичь целей устойчивого развития государства, в том числе снизить уровень бедности в стране, построить устойчивые системы образования и здравоохранения, актуализировать программы борьбы с изменением климата, обеспечить экономический рост, внедрение инноваций и модернизацию инфраструктуры и многое-многое другое.

На реализацию проектов по развитию, о которых так любят говорить власти с высоких трибун, вместо изыскания собственных финансовых Кыргызстан предпочитает активно привлекать внешнюю помощь.

Так, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в период и 2009 по 2018 годы Кыргызстану со стороны партнеров было выделено, по меньшей мере, $1.5 млрд в виде грантовой помощи. А отчеты Министерства финансов КР свидетельствуют о том, что с 2010 по 2016 годы правительство Кыргызстана приняло помощь со стороны международных финансовых институтов на сумму $3.5 млрд, из которых $3 млрд (86%) – кредитные средства, $0.5 млрд (14%) – гранты. Всего же, по данным открытых источников, с 1992 по 2018 годы Кыргызстан получил из-за рубежа $10.2 млрд, из которых более $7.3 млрд – кредиты, и чуть менее $3 – гранты.

Данные Минфина гласят, что полученные средства были направлены преимущественно на финансирование важнейших проектов в сфере образования, здравоохранения, транспорта, сельского хозяйства и энергетики. При этом политика привлечения грантов, вполне ожидаемо, негативно сказалась на увеличении внешнего долга. На сегодняшний день этот показатель достиг $4.9 млрд (более 407 млрд сомов).

Кто финансирует Кыргызстан?

На сегодняшний день финансовую помощь Кыргызстану предоставляют две группы доноров:

  • многосторонние международные организации: Азиатский банк развития, Всемирный банк, Евразийский банк развития, Евросоюз, Исламский банк развития, Международный валютный фонд и т.д.
  • правительства стран-партнеров: Китай, Россия, Япония, Швейцария, Германия, США, Великобритания, Турция, Дания, Нидерланды и др.

По данным Минфина КР, самыми крупными донорами республики являются АБР, ВБ, МВФ, ЕБРР. Из стран – Китай, Япония, Германия, Турция, Россия. 

При этом сегодня государство не в состоянии выплатить хотя бы часть заимствований. В связи с чем власти КР ведут постоянные переговоры об их пролонгации или реструктуризации, особенно по «тяжелым» кредитам, взятым на срок до 5 лет. А также не отказывают себе в получении грантов, которые, вроде как, должны частично облегчить финансовое бремя заемщика в лице правительства Кыргызской Республики и решить важные вопросы госуправления.

Миллионы в никуда

Одной из причин низкой эффективности привлеченных средств является отсутствие единой достоверной базы данных по грантам, что усложняет либо делает невозможным мониторинг финансовой помощи — как со стороны гражданского общества, так и, что очень важно, со стороны государственных органов и самого донорского сообщества.

В связи с чем оперировать приходится лишь агрегированными и неполными официальными данными Национального статистического комитета КР и Министерства финансов республики, которые не раскрывают истинную картину вопроса и трудно поддаются анализу. При этом сторона, заинтересованная в мониторинге статистики, нередко сталкивается с трудностями в поиске достоверной информации.

Казалось бы, внести ясность в вопрос расходования грантовых средств могли бы профильные государственные ведомства. Та же Счетная палата, которая должна проводить аудиты донорской помощи, по состоянию на февраль 2021 года не опубликовано ни одного отчета о результатах проверки эффективности донорских проектов.

Чем это грозит? Помимо всего прочего, отсутствие системы мониторинга и оценки внешней помощи, а также доступной общественности актуальной информации о ней таит в себе риски манипулирования данными по грантам и дальнейшей «активности» коррумпированных чиновников свести к минимуму доступ к данным о расходовании средств.

Концы в воду

Возвращаясь к теме коронавируса: в связи со вспышкой в стране COVID-19 власти КР запросили извне финансовой помощи примерно в $1 млрд. На просьбу о финансировании откликнулись основные кредиторы республики – Международный валютный фонд, Всемирный Банк, Азиатский банк развития, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Евросоюз, Германский банк развития, Европейский инвестиционный банк и Исламский банк развития, а также страны и объединения-партнеры – Евросоюз, Япония и Российская Федерация. В итоге, по данным на 25 января 2021 года, Кыргызстан получил, по меньшей мере, $ 366.8 млн в качестве привлеченной помощи от международных финансовых институтов.

Летом прошлого года депутаты Жогорку Кенеша КР справедливо актуализировали вопрос о неэффективном расходовании полученных кредитных и грантовых средств, которые, по мнению отдельных парламентариев, были потрачены не на развитие экономики, а на каждодневные расходы. В частности, на проблему утечки средств вопреки их расходованию на систему здравоохранения тогда обратила внимание депутат Наталья Никитенко.

«Основная часть кредитов и грантов в целях недопущения социального напряжения направляется на выплату пенсий и пособий. Система здравоохранения недостаточно финансируется для борьбы с коронавирусом. Не выделяются деньги на закупку аппаратов искусственной вентиляции легких, машин скорой помощи, качественных тест-систем. Мы должны дать поручение правительству, чтобы оно в экстренном порядке пересмотрело порядок распределения финансовых средств, полученных от международных организаций», — заявляла Никитенко в июне 2020 года, сразу после отставки Мухаммедкалыя Абылгазиева и смены состава кабмина.

Справедливости ради стоит отметить, что в октябре 2020 года, после очередной смены власти в Кыргызстане в пользу Садыра Жапарова Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями (ныне упраздненная) все же занялась теми, кто контролировать поток грантовых средств в период первой и второй волн COVID-19 в КР. Однако ни одного судебного вердикта по громким делам пока не вынесено в силу реорганизации структуры правительства.

По сути, судьбой взятых на борьбу с пандемией средств всерьез так никто и не озаботился, за исключением провластной, а, значит, и не совсем объективной, межведомственной комиссии по расследованию ситуации с коронавирусом, члены которой в январе 2021-го озвучили результаты проведенного анализа введенных государством мер против распространения COVID-19.

К сожалению, комиссия не уделила должного внимания вопросу эффективного распределения финансовых средств, сосредоточившись на менее значительных моментах, таких как дезинфекция улиц и использование дезинфекционных тоннелей, оказавших негативное воздействие токсических средств на организмы граждан. К нерациональному расходованию помощи специалисты также отнесли организацию экспресс-тестирования населения низко-чувствительными тестами, которые часто давали ложноотрицательные результаты.

Если говорить в целом о распределении средств, полученных из внешних источников финансирования (кредиты и гранты от доноров), то, по данным Минфина, расход донорских денег составил 84% от плана, установленного на уровне 18.9 млрд сомов. Большая часть средств республика потратила на такие сектора, как транспорт (4.2 млрд сомов), энергетика (3.6 млрд сомов), водоснабжение (2.3 млрд сомов) и инфраструктура (1.8 млрд сомов), приводит данные Минфина сайт Economist.kg.

Насколько прозрачно и по назначению были освоены выделенные КР средства, уполномоченным органам придется разбираться не один месяц. Неоспоримым остается тот факт, что в отсутствии системы мониторинга и оценки внешней помощи Кыргызстану вряд ли удастся построить эффективную систему госуправления и добиться быстрых положительных результатов, восстановив упавший в 2020 году на 8.6 % ВВП. Непрозрачное использование средств партнеров по развитию неизбежно повлечет снижение доверия с их стороны, что негативно скажется на объемах помощи. Тогда Кыргызстану станет еще труднее развивать экономику и социальную сферу. Так не пора ли остановить регрессивный процесс и взять контроль внешнего финансирования на карандаш?!

Поделиться в социальных сетях:

НБ КР
USD 84.61
EUR 102.12
RUB 1.14
KZT 0.201
Моссовет
USD 84.76
EUR 101.31
RUB 1.17
KZT 0.200

Конвертер валют