Вопросы миграции требуют экономического подхода — итоги круглого стола Economist.kg

Вопросы миграции требуют экономического подхода — итоги круглого стола Economist.kg

22 декабря издание Economist.kg организовало круглый стол по теме «Мигранты. Новые направления для кыргызстанцев». Участники обсудили актуальные проблемы мигрантов, а также высказали свое мнение по вопросу: миграция для Кыргызстана — это хорошо или плохо.

В каждой четвертой семье Кыргызстана есть трудовой мигрант. Отец или мать 90 тысяч детей младшего возраста являются мигрантами. Это влияет на судьбу 3 млн кыргызстанцев — почти половины населения. Также каждый день эмигрируют 24 человека, а это значит, что каждый час из Кыргызстана за границу выезжает один человек на заработки.

35% от ВВП госбюджета Кыргызстана составляют денежные переводы от мигрантов. За последние десять лет трудовые мигранты отправили в Кыргызстан почти $23 млрд. А за полгода 2022 года они перечислили $1.3 млрд.

Что при этом теряет Кыргызстан и с какими проблемами сталкиваются граждане, ответили эксперты.

Проблемы

Первые волны мигрантов за рубежом тратили средства на покупку недвижимости, авто, проведение тоев. Необходимо проводить исследования, чтобы понять, как тратятся эти средства сейчас, и учить мигрантов направлять свои средства на развитие предпринимательства. Такое мнение озвучил директор Центра трудоустройства граждан за рубежом Алмаз Алыбаев.

«Мигрантов надо учить направлять средства на развитие бизнеса. Можно обратиться в Минэконом, где есть готовые бизнес-проекты», — подчеркнул Алыбаев.

Также по его словам, мигрантов надо обучать языку, трудовому законодательству, традициям и культуре той страны, куда они собираются ехать. Этим должны заниматься частные агентства по трудоустройству, которые отправляют кыргызстанцев за рубеж. Алыбаев отметил, что перед выездом с мигрантами проводят собеседование в течение несколько часов. Однако этого недостаточно, поэтому в будущем все мигранты будут проходить специальное обучение.

Руководитель секретариата Совета по вопросам миграции, соотечественников и диаспор за рубежом при торага ЖК Медер Рахман тоже отметил, что мигранты находят работу, не имея технических навыков или специального образования. Но они уезжают сразу, чтобы не терять времени.

«Мы спрашиваем у мигранта, знает ли он что такое truck (грузовик – в переводе с англ языка)? Он говорит, что ничего не знает. Нашим мигрантам важно лишь уехать из страны», — отметил Медер Рахман.

Директор Ассоциации частных агентств занятости Шерболот Аскербек уулу отметил, что общее количество мигрантов составляет более 1 млн человек. Многие уезжают организованно через государство или частные агентства, со всеми условиями и договорами. Но количество граждан, уезжающих самостоятельно, увеличивается.

«Неясно, в каких условиях они находятся. Некоторые из них зарабатывают хорошие деньги, а есть и те, кого обманули. За последние 8-9 лет соотношение уехавших через организованный набор и уехавших самостоятельно в Турцию, например, составляет 50 на 50», — сказал Аскербек уулу.

По поводу тяжелых условий работы Аскербек уулу говорит, что все понимают, что легкой работы нет. Медицинская страховка и все условия оговариваются, контракты составляются при отправке через организованный набор. Но, к сожалению, более 1 млн граждан остаются без контроля.

На сегодняшний день около 150 лицензированных агентств имеют право трудоустраивать наших граждан в 21 стране за рубежом. Их список можно найти на сайте migrant.kg

Председатель Кыргызско-венгерского делового совета Назгуль Малабаева считает, что мигрантам легче адаптироваться там, где меньше языковой барьер и получение визы. Поэтому много мигрантов уезжают в Турцию, например.

«Касательно миграции в Европу: сейчас вот открылась дверь в Венгрию. У многих венгерских компаний есть боязнь, что наши мигранты утекут дальше. Огромный труд возлагается на эти частные агентства занятости. Все агентства обязаны провести профориентацию перед отъездом. Все те соискатели, которые уехали через легальные агентства, не нарушают местные законы. Потому что агентства курируют от начала до конца программы полностью и всегда на связи», — говорит Малабаева.

К сожалению, многие уехавшие нелегально, сталкиваются с проблемами. Они обвиняют агентства, остальных и правительство. Также Малабаева подчеркнула, что у нас мало посольств. Нет посольства Польши, Чехии в Кыргызстане. Люди вынуждены ехать в Казахстан.

«Чехия, например, дает квоту всего на 48 человек на всю Центральную Азию. И, естественно, основное количество выдается казахстанцам. Многие кыргызстанцы едут с латвийской визой и ищут работу в Венгрии. Несмотря на то, что это Шенгенская зона, они должны следовать всем правилам. Взяли визу в Латвию – должны работать в Латвии. Многие наши неграмотные — нужно их информировать, чтобы они ехали только легально и работали только в той стране, куда получили визу».

Главной причиной, почему уезжают низкоквалифицированные рабочие, Малабаева назвала необязательность знания английского языка в Восточной Европе. Дипломированным специалистам же нужна легализация диплома в той стране, куда они собираются, и знание языка.

«Например, кто из нас знает венгерский язык? Есть знающие английский и немецкий, но их мало. Тем не менее, наших граждан берут не на совсем черную грязную работу, как на куриные фермы и т.д. Они ценят, что наши не пьют алкоголь и трудолюбивые», — отметила председатель.

«Если посмотреть в цифрах, то у нас есть два типа мигрантов. Первый тип уезжает насовсем, их по всему миру меньше 20%. Второй – на время. Насовсем уезжают в основном те, кто вынуждены: из-за войны или угрозы жизни. Из Кыргызстана же насовсем уезжают по причине амбиций. В основном это люди моложе 20 лет», — считает аналитик интеллектуального фонда KG Analytics Адилет Бейшенов.

Также Бейшенов считает, что миграция хороша для страны, в которую едет мигрант. Мигранты дают увеличение предложения рабочей силы. Многие кыргызстанки нянчат детей и у женщин той страны появляется возможность раньше выйти на работу. Плюс мигранты тратят деньги, оставляют их в экономике той страны. Мигранты делают какие-то продукты дешевле. Например, недвижимость в России выходит дешевле из-за кыргызов и таджиков, работающих за меньшие зарплаты, считает аналитик.

За последние 10-15 лет Кыргызстан подсел на «миграционную» иглу. Такое мнение озвучил экономист Эльдар Абакиров. Мигранты обеспечивают большой приток денежных средств, но вопрос, сколько это продлится остается открытым. Почти 95% средств поступает из России, а значит экономика КР привязана к российской.

«Если рубль падает, то за ним идет сом. А Нацбанк провел интервенцию и продал доллары, чтобы удержать курс сома. Получается так, что мы идем вслед за российской экономикой», — отметил эксперт.

Он считает правильным то, что часть мигрантов в РФ надо перераспределить в другие страны. Чем быстрее страна проведет диверсификацию рабочей силы, тем раньше получит пользу от проведенных мероприятий.

«В Кыргызстане очень скромные возможности рынка труда. Пока они такими остаются, мы людей не сможем удержать. КР барьеры не будет ставить. Вообще, предполагается, что миграция – обоюдовыгодный процесс. Страна рассчитывает получить кадры с новыми навыками и квалификациями и новыми инвестициями в родные места и сообщества», — считает проектный эксперт «Тянь-Шаньского аналитического центра АУЦА» Татьяна Злобина.

По словам эксперта трудоспособного населения в КР — 2.4 млн человек, из них 40% постоянно находятся в миграции.

«По данным МВД России, количество суммарных визитов наших граждан за прошлый год составил 1 млн 100 тысяч. Но предполагается, что с целью трудоустройства въехали 700 тысяч наших граждан.

Из тех 40% по данным Совета по миграции ЖК 50 тысяч уезжает насовсем. Мы не можем прийти к однозначным выводам, миграция — это благо или ущерб? Что будет в будущем, как это повлияет на популяцию приграничных земель и те местные сообщества. Они теряют трудоспособных людей, теряется связь поколений, дети остаются без пригляда родителей», — говорит Злобина.

Дети мигрантов становятся мигрантами. О такой плохой тенденции в Кыргызстане на круглом столе сообщила глава ОФ «Инсан Лейлек» Гульнара Дербишева. Эксперт уверена, что дети мигрантов следуют по стопам своих родителей.

«Важно чтобы дети получили техническое образование, начиная с девятых классов. В других странах есть такой опыт. Таким образом пополняется внутренний рынок труда и только потом отправляют своих граждан на работу за рубеж», — говорит Дербишева.

Кроме того, она отметила, что многие кыргызстанцы вынуждены оставаться в России, потому что не могут найти работу в других странах или не владеют иностранными языками. Поэтому важно делать упор на обучении иностранным языкам.

Защитой прав граждан в первую очередь должны заниматься консульства, но пока что в целом их работа оценивается на низком уровне, считает юрист и правозащитник Эржан Сулайман.

«Мы не можем рассматривать миграцию как черное и белое. Мы не можем ее остановить. Отрицательные моменты заключаются в том, что граждане сталкиваются с тяжелым положением, насилием, дети остаются без родителей. И положительная сторона в том, что когда туда едет молодежь, у них расширяется мировоззрение, растут их знания и навыки. Нам нужно работать над увеличением этих положительных сторон», — говорит юрист.

По словам эксперта секретариата Совета по мигрантам при торага ЖК Улана Шамшиева, по 175 постановлению создана рабочая группа, которая старается внедрить лучшие практики из соседних стран.

«Мы не можем взять и использовать опыт Филиппин у нас. У них огромное население и политика государства – вывезти всех за рубеж и получать дивиденды от них в виде переводов. К тому же у них английский язык – как русский для нас. Не можем взять опыт Узебкистана, так как у них внутренняя промышленность сама диктует и создает условия для подготовки кадров. В дальнейшем, если их не устраивает внутренний рынок, могут уехать в другие страны. У нас нет такой системы и промышленности. Корпорация «Узавто» создает 10 тысяч рабочих мест и обучает порядка 5.5 тысяч специалистов. У нас влито $9-12 млн долларов в систему профтехобразования с момента образования независимости. Кeда они делись – большой вопроc», — говорит Шамшиев.

Также эксперт считает, что мобилизация в России показала то, что наша экономика очень чувствительна к внешним перепадам, и Кыргызстан упустил возможность использовать для экономики российских релокантов.

«Если экономика Казахстана показала, что она может это переварить, создать рабочие места, в Алматы создается целый хаб для релокантов, приняли более 250 компаний, Узбекистан — порядка 150 компаний. Сколько компаний переехало в КР? 679 цифровых кочевников, у которых нет даже налогообложения, а ведь они могли внести существенный вклад, но мы этим моментом вообще не воспользовались. Такие вещи нужно выкладывать в стратегию, мы над этим работаем. На диверсификацию госполитику направлять нецелесообразно. У нас задача – ухватиться за глобальные потоки и внести качественные изменения. Пока что мы только тушим текущие пожары», — сказал Шамшиев.

По словам Шамшиева с социальными последствиями мы столкнемся через 10-15 лет — будем решать, что делать с пенсионерами, что делать с зараженными ВИЧ, поколением детей мигрантов, которые выросли маргиналами.

«Сколько было разговоров, о том чтобы ввести временное опекунство в Кодекс о детях — так и не смогли. Чтобы минимально гарантировать права ребенка, которые находятся на попечении соседей, бабушек-дедушек», — возмутился эксперт.

Юрист ОО «Эл агартуу» Эрнест Салиев считает, что в КР избыточный рынок труда.

«Миграция помогает снять социальное напряжение, снижает бедность. Но в долгосрочной перспективе – это утечка мозгов, депопуляция, обезлюживание. Сейчас идет тенденция к невозврату мигрантов. Они понимают, что вернувшись в Кыргызстан, они не будут жить на том уровне жизни, к которой уже привыкли.

Хотел бы еще отметить про ассимиляцию кыргызов. Мы не китайцы, которые не ассимилируются — мы по всему миру видим чайнатауны. Кыргызы, к сожалению, сильнее подвержены этому. Они быстро забывают свой язык. Например, дети моих друзей за рубежом уже никак не связывают свою судьбу и будущее с Кыргызстаном», — говорит юрист.

«Так как я живу в селе, вижу ситуацию изнутри. На сегодняшний день родители отдают детей в русские классы, потому что уверены, что они поедут в трудовую миграцию. Также вижу, как все уезжают из-за низкооплачиваемой работы в сельском хозяйстве. У нас в прошлом году не хватало трактористов, действительно не хватает рабочих на полях. Все они уехали в Москву работать курьерами», — говорит юрист-консультант общественного объединения «Интеграция сообществ» в Чуйской области Айымжан Иманалиева.

Иманалиева тоже считает, что Кыргызстан теряет своих граждан. Уезжают трудоспособные, образованные, которые на самом деле не возвращаются и любыми способами стараются остаться там, подают на ВНЖ. Они не хотят жить в Кыргызстане после того, как увидели высокие зарплаты, инфраструктуру, социальные гарантии и хорошие условия жизни.

Направления

Руководитель Центра по трудоустройству граждан за рубежом Алмаз Алыбаев отметил, что в 2022 году центр охватил все страны Персидского залива (Оман, ОАЭ, Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Кувейт, Ирак и Иран). «Есть возможности уехать во все страны залива. В нашем центре сейчас есть 1200 вакансий. 270 из них требуют знание английского на уровне Intermediate и предусматривают карьерный рост. В отеле Hyatt, например, если человек устраивается в Катар или Оман, его должность будет только повышаться. Даже в нашем Hyatt есть ребята, вернувшиеся из Катара, и они получают заработные платы на международном уровне».

Также Алыбаев отметил, что в октябре подписан меморандум с Германским агентством занятости и министерством. В настоящее время начата работа по размещению специалистов с дипломами по четырем направлениям:

  • IT-специалисты (должны иметь диплом государственного вуза);
  • в медицинский сектор;
  • в сфере туризма или гостиниц;
  • в строительный сектор.

Все специалисты должны знать немецкий язык на уровне B2.

Также он отметил, что через центр трудоустроились более 4 тысяч граждан, а по итогам 9 месяцев через частные агентства — около 6 тысяч человек.

Шерболот Аскербек уулу отметил, что Кыргызстан может отправлять высококвалифицированный персонал. Например, в Корее уже несколько лет нужны специалисты, знающие язык и имеющие высшее образование. Проводится прямой отбор кадров, предлагаются зарплаты в $2-3 тысячи. Также он отметил, что 30 тысяч граждан ежегодно едут в Турцию и работают в отелях.

В Европу требуются как сертифицированные специалисты, так и на черную работу — в зависимости от страны. Бывают случаи, когда не едут даже при подписанном договоре и оплаченном билете — нужно воспитывать ответственность с детства, считает Аскербек уулу.

Назгуль Малабаева сообщила, что в Венгрию по упрощенной процедуре за два месяца официально уехали более 200 человек, с тех пор как массово начали выдавать рабочие визы.

«Зарплаты в Восточной Европе начинаются от €560, максимально могут достигать €700. Нелегальные агентства заманивают граждан обещанием зарплат в Венгрии от €1000. Таких зарплат нет. Плюс еще в договорах указана минимальная зарплата, утвержденная правительством Венгрии. Такой же минимальный оклад получают сами венгры. Плюс нашим гражданам выдаются бесплатное проживание, проезды до работы и бесплатные обеды, им оплачиваются авиабилеты в одну сторону», — сообщила Малабаева.

Предложения

Для государства удержать рабочую силу является первостепенной задачей, считает эксперт Эльдар Абакиров. Такую цель можно реализовать в течение 15-20 лет через целенаправленную государственную политику.

«Это начинается с инвестиционной политики, защиты собственности, справедливой судебной системы. Чтобы пришли зеленые компании, серьезные инвесторы и появились новые рабочие места», — сказал Абакиров.

Также он считает важным языковой фактор. В наших школах 80-90% обучения идет на русском языке, поэтому практически все едут в Россию. В школах больших городов надо ввести разные языковые уклоны: например польский, корейский, китайский.

Шерболот Аскербек уулу советует будущим трудовым мигрантам при подборе работы искать информацию и проверять ее источники.

«Люди переводят деньги иностранным аферистам, компаниям, не имеющим лицензии, их обманывают, а они потом подают жалобу в МВД. Мы регулярно проводим ярмарки вакансий и семинары. Мы работаем как можем, предоставляя информацию о том, какие условия и какие граждане требуются по каждому направлению».

Председатель Кыргызско-венгерского делового совета Назгуль Малабаева предлагает государству помочь ликвидировать нелегальные агентства.

«Сейчас много рекламы в интернете, которые звучат так: «Специально для граждан Кыргызстана…» У зарубежных компаний больше бюджета на подобную рекламу в соцсетях, и люди попадаются. Нужно поставить ограничение для вот таких нелегальных агентств».

Эрнест Салиев предлагает в рамках оргнабора создавать кредитные линии для мигрантов от государства. Это гарантирует возврат средств с разумными процентами и рассрочкой.

«Еще меня удивляют данные. Мол, по официальным данным 700 тысяч, по неофициальным – 1.2 млн. Извините, но мы же можем посчитать количество КРС и МРС. Как можно не знать точное количество мигрантов? Можно же разработать методику, дать реальную статистику, чтобы мы могли оперировать достоверными цифрами», — удивляется юрист.

Улан Шамшиев считает, что «миграция сейчас – это экономический аспект, и мы должны применять к ней экономические методы регулирования. Пока мы экономическое явление будем рассматривать с точки зрения социального регулирования, это работать не будет. Пока мы не будем «наказывать рублем», управлять процессами не сможем».

«Надо предоставлять мигрантам большие инвестиционные возможности, зеленые коридоры для вливания инвестиций имено в управляющие сообщества. На уровне аильных кенешей, сел, деревень, они больше всего страдают от оттока. Считаю, что для обеспечения мест нынешним мигрантам нужно предоставлять места в сельском управлении. Можно сейчас делать онлайн. Нужно предоставить им возможность поддерживать свое сообщество экономически, культурно, участвовать в агро- и экологических, спортивных мероприятиях, школьных мероприятиях, где учатся их дети. Постоянно нужно информировать мигрантов о том, что происходит в родном сообществе, какая нужна поддержка и вовлечение. Включить их в союз водопользователей, союз пастбищепользователей, например.

Нужно поддерживать имидж того, что мигрант, даже находясь в другой стране, продолжает быть частью кыргызстанского общества. Тогда наши не будут принимать решение в пользу другого гражданства», — считает эксперт Татьяна Злобина.

Медер Рахман предлагает государству передать некоторые услуги частым компаниям. «Например, диаспоры намного ближе к людям, чем консульства. Если бы государство передало им часть своих обязанностей, и «руки» бы освободились, и люди перестали бы жаловаться. Когда мы собираемся в Европу, мы обращаемся в визовые центры. Они готовят документы, распоряжаются ими и работают с посольством. Почему тогда не можем довериться диаспорам за границей? Может быть, играет роль зависть? Нам необходимо основывать общественные организации и гражданские общества. Пока решаются лишь проблемы на поверхности, много проблем остается в глубине».

Подпишитесь на наш Телеграм-канал, чтобы первыми узнавать о самых важных событиях экономики и бизнеса в Кыргызстане.

Поделиться в соцсетях:

НБ КР
USD 84.41
EUR 86.57
RUB 1.39
Моссовет
USD 85.09
EUR 88.06
RUB 1.40
Конвертер валют