О «зеленой» энергетике, перспективах АЭС и гидроориентированной экономике — интервью с профессором Алексеем Михалевым

Алексей Михалев.

Сегодня в странах Центральной Азии активно обсуждают перспективы развития «зеленой» энергетики. Споры приобретают зачастую острый характер и переходят в политическую плоскость.

Прояснить ситуацию изданию Economist.kg поможет политолог, доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений ДВФУ (Владивосток), директор Центра изучения политических трансформаций (Улан-Удэ) Алексей Михалев.

— Как вы считаете, «зеленая» энергетика – это панацея для нашего региона?

— Сама по себе «зеленая» энергетика – явление очень прогрессивное и способное оказать влияние на окружающую среду. Однако вопрос в определении, в том, что вкладывается в этот термин.

Условная дихотомия «ископаемые источники энергии – плохо, альтернативные – хорошо» стремительно устаревает под влияем научно-технического прогресса. Например, строительство новых ГЭС в современных условиях требуют более тщательной экологической экспертизы. Особенно это важно для Центральной Азии, где на уровне первых лиц государств начали говорить о нехватке пресной воды.

С другой стороны, российский атомный реактор замкнутого цикла на быстрых нейтронах «БРЕСТ-ОД-300» является одним из наиболее безопасных источников энергии. Более того, существует возможность загрузки ядерного топлива из утилизированных ядерных ракет. По большому счету, потребность в добыче урана существенно снижается.

— Вы настаиваете на том, что атомные станции перспективнее ГЭС?

— Это не совсем так, поскольку данное утверждение требует глубоких знаний в области инженерных наук, а я политолог и говорю о проблеме неравного доступа к ресурсам. Тем более, что мы беседуем в том числе и о водном кризисе в Центральной Азии.

Наверное, ГЭС возможны в гидропрофицитных регионах Земли. Нехватка пресной воды создает перспективы для серьезных геополитических изменений. Эти изменения, возможные в ближайшем будущем, мы с экспертом Кубатбеком Рахимовым назвали «Новым гидравлическим обществом».

Новое гидравлического общество – это вызов XXI века, его сформировал повышенный спрос на воду, вызванный климатическими изменениями и трансформациями глобальной экономики в конце ХХ века. ГЭС, шахты, сельхозугодья в сочетании с устаревшими или откровенно ветхими системами дренажа в речных каналах приводят к увеличению спроса на пресную воду. Вода для такого общества генерирует не только электроэнергию, но и геополитическое доминирование, которое берет свое начало в, наверное, самом старом подходе к установлению власти – в сверхцентрализации водных ресурсов.

— Вы выступаете продолжателями «гидравлической теории» Карла Виттфогеля?

— Совсем нет. Скорее мы пытаемся переосмыслить его подход. Мы не придерживаемся его точки зрения о взаимосвязи контроля над водными ресурсами и установлением неравноправия и деспотической власти. Мы смещаем фокус внимания с проблемы госустройства на уровень региона и региональных отношений. Отношений политических, экономических и культурных. Новое гидравлическое общество – это перспектива регионального порядка, при котором отдельные государства смогут выступать в качестве региональных гегемонов благодаря избытку воды и возможностью контролировать ее распределение между соседями. Вопросы о деспотии и бюрократии пора сдать в архив, пришло время геополитики и геоэкономики.

— По вашему мнению, будущее Новое гидравлического общество – это угроза или возможность?

— Любое будущее, построенное на неравном доступе к жизненно важным ресурсам, несет в себе риски. В первую очередь вооруженных конфликтов за их перераспределение. Однако полностью отрицать возможность построения некого справедливого регионального порядка, основанного на контроле над водными ресурсами, было бы неверно. Проблема заключается в опасности гегемонии. Но есть еще и взаимовыгодный обмен. Как отметил американский журналист Стивен Соломон, вода может стать новой нефтью. Следовательно, можно предположить и возможность некоей гидроориентированной экономики.

— Как вы видите данную гидроориентированную экономику?

— Если разговор про Новое гидравлическое общество – это, скорее, беседа про антиутопию, то в обсуждении гидроориентированной экономики красной нитью проходит идея серьезного технологического прорыва. Это высокотехнологичная сфера с водными дронами, замеряющими уровень и качество воды, постоянный контроль сроков и качества «сброса воды». В конце концов, это и арыки с дренажом современного типа, позволяющим минимизировать потери воды. Отмечу, что такой разговор лежит скорее в плоскости геоэкономики и футурологии, нежели инженерных решений. И именно это будущее может наступить вероятнее всего.


Для справки: Карл Август Виттфогель (1896–1988) — немецкий и американский востоковед. Специалист по истории Китая и по «азиатскому способу производства». Автор фундаментальной работы «Восточный деспотизм. Сравнительное исследование тотальной власти». В этой работе Виттфогель обосновал зависимость между строительством ирригационных систем, развитием бюрократии и появлением деспотической власти на Востоке. Попытался экстраполировать свои выводы с обществ древности на коммунистические общества ХХ века – СССР и КНР. Утверждал, что СССР и КНР в ХХ веке воспроизвели уклад, характерный для азиатского способа производства. Ввел в научный оборот термины «гидравлическое общество» и «гидравлическое государство».

Отлично! Вы успешно зарегистрировались.

С возвращением! Вы успешно вошли в систему.

Вы успешно подписались на Economist.kg.

Успешно! Проверьте свою электронную почту на наличие волшебной ссылки для входа.

Успешно! Ваша платежная информация обновлена.

Ваша платежная информация не обновлена.