Как шырдаки, сделанные в Кочкоре, продаются в Швейцарии — интервью с основательницей Uz-Аnar

Как шырдаки, сделанные в Кочкоре, продаются в Швейцарии — интервью с основательницей Uz-Аnar

15 лет назад Бурул Жакыпова, вдохновленная своими корнями и желанием помочь женщинам в сельских районах Кочкора, решила открыть свое собственное дело. Так родилась компания Uz-Аnar. Сейчас ее изделия находят свое признание за пределами КР. В беседе с Economist.kg  Бурул рассказала о трудностях в сфере ремесленничества, экспорта и о развитии малого бизнеса.

— Расскажите немного о себе. Как вы пришли к открытию Uz-Аnar?

— Меня зовут Бурул. Я родом из Кочкорского района Нарынской области. В 15 лет я переехала в Бишкек, чтобы продолжить свое обучение в Кыргызско-турецком женском техническом лицее. Там я получила образование по специальности народные промыслы.

В то время, в 90-е, страна переживала период формирования и новой демократической перестройки республики, происходил экономический переворот в целом. Этап финансового кризиса коснулся тогда каждую семью. На фоне этих трудностей мне пришлось после окончания лицея вернуться в родные края.

По воле судьбы я попала в один из проектов Helvetas "Алтын Кол". В этой неправительственной организации я проработала более 15 лет и за это время получила колоссальный опыт ведения бизнеса в ремесленном секторе. В 2009 году я решила основать свое дело под названием Uz-Аnar.  Со дня основания производим и экспортируем традиционные шырдаки. Отправляем как в соседние страны, так и в дальнее зарубежье: в Швейцарию, Японию и Америку.

Для развития дела мы построили свою мастерскую, ремесленный магазин и офис в центре Кочкорки. Теперь у нас есть больше возможностей реализовывать свою продукцию туристам.

— Что именно изготавливают мастерицы Uz-Аnar?

— Мы делаем разные  виды войлочных изделий. Как всем уже известно, в Нарынской области производятся самые качественные шырдаки. И основная продукция Uz-Аnar — национальные ковры шырдаки.

— Сколько мастериц в вашей команде?

— У нас работают более 20 женщин. И все они из Кочкорского района. Стоит отметить, что мы работаем с женщинами в регионах, которые по тем или иным причинам не имеют возможности работать в госучреждениях 

Женщинам в регионах трудно уделять время на работу вне дома, а с нами они могут работать не выходя из дома. С одной стороны нашу деятельность можно назвать социальной проектом, так как мы обеспечиваем работой именно женщин, у которых нет другого выхода, кроме как найти работу надомницы. 

Мы обучаем мастерству тех, кто желает в будущем заняться ремеслом, так и молодое поколение. Ведь наша цель не только деньги, но и возможность сохранить и передать наследие. Это наследие наших предков, мы должны его помнить и понимать. Миссия каждого ремесленника – научить как можно большее число людей своим знаниям.

— А где вы приобретаете материалы для изделий?

— Нам приходится покупать войлок из Сокулукского района Чуйской области, так как в наших краях пока что нет перерабатывающих шерсть предприятии. Но большую часть шерсти цеха покупают именно в Нарыне,  так как большинство фермеров у нас выращивают овец с хорошим качеством шерсти. Мы же, ремесленники, работаем именно с местным войлоком и шерстью . 

— С какими трудностями вы столкнулись, когда только начали выходить на экспорт?

— В начале в стране не было таких цехов, где перерабатывали овечью шерсть и выпускали войлок. Тогда еще в нашем регионе не было фермеров, которые выращивали породу овец с качественной шерстью. Нам приходилось закупать войлок ручной работы у женщин в Нарыне. Он не всегда был качественный, а контроля качества материала у нас не было. Каждая женщина делала по своей технике, использовала второсортную шерсть, а некоторые даже не мыли сырья. Нам приходилось тратить время на мытье материала. И когда мы получали крупные заказы из других стран, наши шырдаки не попадали под один стандарт: одно изделие было тоньше, другое толще. В связи с этим мы договорились с нашими клиентами по поводу использования фабричного войлока.

Кроме того сейчас наши шырдаки проходят специальную чистку от моли и после этого мы даем гарантию клиентам на девять лет. 

— Из каких стран больше всего поступают заказы?

— Основной наш клиент Филип Хааг в Швейцарии. С 2009 года в основном работаем на его заказы. Если увидите национальные кыргызские шырдаки в Цюрихе или Берне, то можете на 80% быть уверенными, что они сделаны именно в Нарыне и именно в Uz-Аnar. Филип по профессии художник, и у него есть свой четкий  взгляд на ремесленные товары. Он может оценить не только красоту, но и труд . Он знает, как и кому продавать шырдаки в своей стране. У него есть контракты с местными мебельными или ремесленными магазинами. После получения шардака, он распределяет наши изделия по всей Швейцарии.

— А в Кыргызстане есть ваши клиенты?

— Раньше местных клиентов было мало. В настоящее время люди начали понимать, что традиционные ручные и экологически чистые изделия ценятся. Сейчас наши соотечественники стали чаще заказывать. Также кыргызстанцы за рубежом из России, Кореи, США тоже хотят заказывать и пользоваться нашими изделиями дома.

— Какие трудности вы испытываете при доставке?

— В основном у нас были проблемы во время пандемии. У нас были товары, но мы никак не могли отправить их за рубеж. Все каналы логистики были закрыты. Наши товары экспортируются авиарейсами, а наземным способом в Кыргызстан, оказывается, чаще всего приходит только импорт. Экспортировать в Европу именно наземными видами транспорта мы не можем. 

Но именно для экспорта таможенные процедуры у нас в стране упрощены, требуют минимум документов. Это хороший пример поддержки местных производителей с выходом на экспорт.

— Как вы оплачиваете труд рукодельниц?

— В течении года мы анализируем рынок. По результатам анализа, в конце года мы определяем цену на следующий год. Калькуляция идет на один квадратный метр. Также мы берем среднюю заработную плату по региону. Кроме того обсуждаем с мастерицами стоимость их услуг. Стараемся прислушиваться к их мнению – ведь именно они основной рычаг производства.

— Продаете ли вы свои изделия через интернет?

— Хочу поблагодарить проект ITC в Кыргызстане, который  в течение  года обучал нас ведению электронной коммерции. Именно благодаря им мне посчастливилось попасть на платформу e-Bay. В настоящее время успешно продаем свои товары там.

— Когда вы больше всего продавали свои изделия?

— Мы ведем базу данных. И к концу года мы можем рассчитать доходы, объем проданной продукции и количество экспортированных шырдаков. Самые пиковые продажи у нас были в 2018 и 2019 годах. Но после пандемии в мире все еще наблюдается нестабильность в экономике: война в Украине, конфликты во многих странах. В целом и в туристическом секторе, и ремесленничестве наблюдается спад после пандемии. Вот и у нас заказов мало по сравнению с периодом до пандемии.

— Что вы посоветовали бы женщинам в регионах, которые хотят открыть свое дело?

— Многим известно, что все переходят на электронную коммерцию. И это очень хорошая возможность для человека, который намерен открыть свое дело. В настоящее время есть много маркетплейсов как Ozon, Wildberries и e-Bay. Это очень хорошая возможность, чтобы выйти на зарубежный рынок. В будущем весь бизнес может перейти на электронную коммерцию. И стоит обучаться самому и даже своих детей научить использовать эти инструменты.

Эксклюзив

Больше Эксклюзив

Право знать

Больше Право знать

Экономика

Больше Экономика

Бизнес

Больше Бизнес

Деньги

Больше Деньги

Власть

Больше Власть

Мнение

Больше Мнение

Новости компаний

Больше Новости компаний

Маркетплейсы

Больше Маркетплейсы

Банки

Больше Банки

Недвижимость

Больше Недвижимость

Энергетика

Больше Энергетика

Транспорт

Больше Транспорт

Сельское хозяйство

Больше Сельское хозяйство

Поток грантов и кредитов

Больше Поток грантов и кредитов

Отлично! Вы успешно зарегистрировались.

С возвращением! Вы успешно вошли в систему.

Вы успешно подписались на Economist.kg.

Успешно! Проверьте свою электронную почту на наличие волшебной ссылки для входа.

Успешно! Ваша платежная информация обновлена.

Ваша платежная информация не обновлена.