Наблюдателям откровенно закрывали обзор. Как изменится независимое наблюдение за президентскими выборами

Наблюдателям откровенно закрывали обзор. Как изменится  независимое наблюдение за президентскими выборами

За досрочными выборами президента Кыргызстана 10 января будет наблюдать команда из более 500 отечественных независимых наблюдателей. О предвыборном периоде отчитаются 58 долгосрочных наблюдателей.

Обучением и тщательной подготовкой такой масштабной группы в рамках проекта «Независимое наблюдение за досрочными выборами президента КР в 2021-м году» занимается команда из Общественного фонда «Общее дело». Это некоммерческая организация, созданная специально для мониторинга выборов различного уровня. 

О том, какие выводы были сделаны аналитиками Фонда по итогам предыдущего наблюдения за парламентскими выборами и с какими трудностями пришлось столкнуться наблюдателям, рассказал эксперт по долгосрочному наблюдению Фонда Арсланбек Омурзаков.

Расскажите пожалуйста, какие выводы были сделаны из опыта прошлого наблюдения за парламентскими выборами?

Фонд проводил масштабные исследования общественного мнения, проводил опросы, информировал избирателей, были привлечены долгосрочные наблюдатели, которые обращали внимание и фиксировали многие нарушения. Тогда нарушения не фильтровались, суммировались абсолютно все нарушения. В итоге было выявлено, что основными являются три из них:

  • подкуп избирателей;
  • применение административного ресурса;
  • угрозы, насилие и давление.

Эти нарушения, возможно, и повлияли больше всего на исход выборов.

На прошлых парламентских выборах массово применялся подкуп избирателей, злоупотребление возможностью проголосовать не по месту постоянной регистрации, а по избирательному адресу с использованием Формы №2. Применение административного ресурса фиксировалось практически на всех уровнях, в госучреждениях применялось административное давление на сотрудников госкомпаниий, школ, больниц, университетов.

Еще один вид нарушения — это угрозы, насилие и давление. На население оказывалось психологическое давление, на людей давили психологически, параллельно, подкупая их. Избиратели могли взять деньги, но пожелать проголосовать за другую партию, на это представители политпартий им отвечали, что все равно узнают, за кого был отдан голос, и гражданам приходилось поступать, так сказать “по совести».

Чем отличалось наблюдение в Бишкеке от наблюдения в регионах?

В столице выборы проходят более или менее цивилизованно, есть много наблюдателей как местных, так и международных, а в регионах ситуация плачевная: непонятные люди стоят у зданий УИКов и говорят, за кого надо голосовать. На прошедших парламентских выборах были отмечены факты, когда стояли даже возле урн, что нарушало принцип тайны голосования.

Люди чувствуют это давление, и это мешает каждому гражданину по отдельности осознать, насколько важен его голос, ему тяжело противостоять такому давлению.

Имело место и насилие: людей избивали. Мы все знаем, что в Араванском районе была драка, агитаторы избивали друг друга. В другом месте агитатора сильно избили, после чего он скончался. Кроме этого, были и отдельные случаи насилия и угроз в отношении журналистов и наблюдателей.

Что в итоге? На предстоящих выборах Фонд решил не обращать внимание на более мелкие нарушения и сконцентрироваться на отслеживании трех основных? Как это будет происходить?

Перед предстоящими выборами мы подкорректировали методологию наблюдения, делаем акцент на этих трех нарушениях, так как они больше всего влияют на итоги выборов. Остаются, конечно, такие моменты, как правила ведения агитации, в которых также присутствуют нарушения, но они, по сути, незначительные и на итоги выборов имеют небольшое влияние. А внедрение АСУ (автоматических считывающих урн) для подсчета голосов избирателей и биометрическая идентификация на выборах сыграли свою положительную роль в обеспечение прозрачности выборов: в Кыргызстане, практически устранена проблема вбросов бюллетеней и фальсификация результатов. Но с другими видами нарушений, таких как подкуп, административный ресурс и угрозами, тяжело бороться без участия самих избирателей.

Какие инциденты были на парламентских выборах? Были инциденты, чтобы наблюдателям открыто не давали работать?

Были случаи, когда наблюдателям откровенно закрывали обзор в момент наблюдения за действиями вокруг урн. Но есть четкие правила, в частности это тайна голосования каждого избирателя. На этот процесс никто не должен повлиять. Зачастую именно эта процедура нарушалась.

Партии подкупали не только избирателей, но и сотрудников УИКов и ТИКов, их задачей было узнавать «помеченных» избирателей и управлять ими. Сложность для них состояла в том, чтобы завуалировать весь этот процесс и не показывать независимым наблюдателям.

Каждый избиратель должен прийти и уверенно проголосовать. На этот процесс никто не может повлиять.  Избирателю не должны указывать, не должны видеть за кого он проголосовал, но именно тут кроется больше всего нарушений.

Итак, как изменится наблюдение на этих выборах?

Методология наблюдения поменялась, в частности, компонент по фиксации нарушений. На этот раз были разработаны разные формы, вместо единой.

Новые формы тематические и направлены на уточнение вопросов по трем основным нарушениям — подкуп, административный ресурс и угрозы.

У нас и партии, и кандидаты ведут себя на грани нарушений. Всегда перед выборами кандидаты придумывают новые и изощренные методы, так как конкуренция очень большая. Прошлые парламентские выборы прошли в конкурентной среде, партий было очень много, и их ресурсы были огромными. Привлекалось большое количество агитаторов, специалистов и пиар-менеджеров, а также юристов. Последние давали свои консультации, которые помогали партиям играть на грани нарушений, но не переходить черту и оставаться в безопасности. Конечно, были и неграмотные методы, когда партии попадались практически в открытую.

В чем состоит суть формы? Как наблюдатель должен вести себя, если видит нарушение?

Например, подвезли учителей на микроавтобусе, на вопрос «кто это делает?» водитель отвечает, что просто подвез соседей или семью. Доказать сложно, но все же факт фиксируется, дается классификация, запрос направляется в Координационную группу оперативного реагирования (КГОР). После чего представители Центризбиркома и КГОР при ЦИК проверяют данные случаи. Если нарушение признано ими, его направляют в правоохранительные органы и прокуратуру.

Насколько обширны формы? Насколько они действительно помогают наблюдателям качественно выполнить свою работу?

Наши наблюдатели уже достаточно опытные, участвовали не в одной избирательной кампании. Кроме того, у некоторых из них есть бэкграунд участия в выборах в качестве квартальных, когда они были «по ту сторону» и агитировали. Законодательное право развивается, не стоит на месте, правила регистрации кандидатов и прочие процедуры обновляются, и соответственно навыки наблюдателей с каждыми выборами растут.

Наблюдатели должны знать законодательную базу, связанную с выборами. В законе есть норма об общественном наблюдателе — это лицо, которое представляет некоммерческую организацию, в уставе которой прописано, что она имеет право наблюдать за выборами. Наблюдатель должен быть беспристрастным, объективным, не мешать выборному процессу и не делать замечаний, лишь наблюдать со стороны и фиксировать нарушения.

Другое дело, когда наблюдателям мешают выполнять их работу. В разных районах страны очень разное отношение к наблюдателям, не только к нашим. Органы МСУ во многих ТИКах, выполняя свою работу, стараются прикрыть недостатки, не подпускать наблюдателей, скрывать непрозрачность выборов.

Работа ЦИК и подконтрольных региональных структур должна быть прозрачной — это один из принципов демократии, когда исполняется воля народа.

Какие для наблюдателей есть меры безопасности? Остаются ли они анонимными в случае фиксации серьезного нарушения, насколько они защищены?

Безопасность наших наблюдателей на первом месте, это один из приоритетов. Нам необходимо, чтобы они работали безопасно и в случае каких-то угроз всегда им рекомендуем сначала обезопасить себя, а потом только реагировать на нарушение.

В случае прямого насилия или угрозы в адрес наблюдателей, они могут напрямую обращаться в милицию и прокуратуру. Если наблюдатель хочет сохранить анонимность, то мы, конечно, оставляем не раскрытыми его личные данные. Не указывая, от кого поступила жалоба, обращение в органы направляется от имени Фонда. Данные наблюдателя будут раскрыты в крайнем случае, если это потребуется для следствия органам внутренних дел. Но только с учетом того, что наблюдателю будет гарантирована безопасность от государства.

Как в этот раз проходила подготовка наблюдателей с учетом того, как быстро были назначены президентские выборы? В экспресс режиме или в обычном?

Учитывая, что тренинги перед парламентскими выборами и вовсе проходили онлайн в связи с пандемией, на этот раз обучение получилось провести оффлайн. На этих выборах, помимо долгосрочных наблюдателей, мы привлекли 500 краткосрочных наблюдателей, они будут наблюдать в день выборов.

Поделиться в социальных сетях:

НБ КР
USD 84.48
EUR 102.48
RUB 1.15
KZT 0.201
Моссовет
USD 84.82
EUR 103.00
RUB 1.15
KZT 0.210

Конвертер валют