logo
  • USD 73.71
  • EUR 81.08
  • RUB 1.04
  • KZT 0.179

Когда как не сейчас заботиться о финансовой безопасности граждан? Гюльшат Асылбаева о запрете обменных бюро 
21 апреля 2020 г.    15:25

Депутат Жогорку Кенеша Гюльшат Асылбаева рассказала, как запрет обменных бюро усилит контроль за спекуляциями на рынке валют и увеличит поступления в доходную часть бюджета. 

Парламентарий Гюльшат Асылбаева в интервью Economist.kg рассказала, чем вызвана инициатива депутатов запретить обменные бюро, как отказ от обменок скажется на налоговых поступлениях и позволит Нацбанку регулировать курс валют в кризисных ситуациях.

Гюльшат Кадыровна, чем вызвана инициатива запретить обменные бюро?

– Здесь можно говорить о нескольких предпосылках. Первое — Президент объявил 2020 год Годом развития регионов и цифровизации страны. Если мы стремимся к прогрессу и развитию, прозрачности и цифровой трансформации, нам необходимо приводить финансовый рынок к современным и социально ответственным формам ведения бизнеса, отказываясь от архаичных и стихийных структур.

Второе — текущий кризис, связанный с пандемией коронавируса и падением цен на нефть усугубили спекулятивные действия со стороны некоторых субъектов, в частности, обменных бюро, которые вызвали панику со стороны населения. 

Бизнес в финансовой сфере несет ответственность перед обществом и должен управляться и оперироваться со стороны квалифицированных кадров, должен быть строго подотчетен национальному регулятору и должен подчиняться ему беспрекословно. Нацбанк не раз выявлял сотрудников низкой квалификации, работающих в обменных бюро.

Я молчу об отчетности, сдаваемой обменными бюро в Нацбанк: мы понимаем, что вся теневая экономика обслуживается именно в обменных бюро, и можем с уверенностью говорить, что их реальные обороты несопоставимо выше показываемых.

В валютный кризис 2014 года уже обсуждалась необходимость запретить обменки, но инициатива не прошла. Что дает вам верить в успех проекта теперь? 

– Текущая ситуация, в которой большая часть населения страны экономически парализована, требует от государства сильных и волевых решений по поддержке своего народа. Теперь, когда необходимо пополнить бюджет страны для последующей поддержки населения, врачей, сотрудников государственных служб, вывод этого рынка из тени положительно скажется на возможностях государства, его пользе для граждан.

Наши оппоненты ссылаются на возможное развитие черного рынка ввиду запрета обменных бюро. Но, во-первых, текущую ситуацию как раз и можно назвать черным рынком, ведь обменные бюро не отображают крупные операции в отчетности и не идентифицируют клиентов по требованиям законодательства, во-вторых, Кыргызстан — правовое государство, и мы должны действовать исходя из этого.

Национальный банк и другие ответственные органы, получив за счет этих поправок больше рычагов контроля и регулирования системы, смогут отследить, чтобы операции проводились в правовом русле.

Есть ли вероятность лоббирования интересов обменных бюро в парламенте?

– Мы допускаем, что некоторые заинтересованные лица могут отстаивать свои источники дохода таким образом. Тем не менее, это не та ситуация, на которую можно смотреть сквозь пальцы.

Доводы о монополизации такие же слабые, как и доводы о возникновении и без того существующего черного рынка, с которым и борется наш проект. Обменные операции могут осуществлять не только коммерческие банки, которых в стране более двух десятков, но и кредитные союзы, микрофинансовые и микрокредитные компании, в общей сложности таких объектов 35 — это тысячи офисов по всей стране.

Безосновательно говорить и о том, что сотрудники обменных бюро потеряют рабочие места: спрос на валютно-обменные операции останется на прежнем уровне, а значит, эти специалисты смогут продолжить работу в одном из финансово-кредитных учреждений, но уже по трудовому контракту, пользуясь всеми социальными гарантиями, которые должны предоставлять работодатели, которые к тому же будут платить за этих сотрудников подоходный налог.

Более того, если проект будет одобрен, это приблизит Кыргызстан к стандартам стран ЕАЭС, к которым нам однозначно предстоит прийти: в Белоруссии и России обменные бюро под полным запретом, в Армении на курс и объем проводимых ими операций действуют строжайшие ограничения, поэтому никакого особого влияния на экономику данный институт не оказывает.

В Кыргызстане же, к сожалению, курс иностранной валюты значительно корректируется со стороны кластер обменных бюро на Моссовете, которые не несут никакой ответственности за финансовую опасность, которой они подвергают все население страны.